Блог тренингового центра Белецких

Соционика в лисах (сказка)

Июнь 26th, 2011

Это черновик повести-сказки для подростков (и их родителей). Цель сказки немного рассказать о соционике и заинтересовать ей. Знание соционики для прочтения не требуется, но при наличии такого знания повышается удовольствие из-за понимания аллюзий. :)
Повесть писалась в начале 2008 года, завершена где-то на 70-80%. Хочу поблагодарить Милу за внимание к сказке в том далеком году :) Ее заинтересованность сильно помогла мне тогда в работе над книгой. Также благодарю Лену, чей интерес уже в этом 2011 году подтолкнул меня продолжить. :) Я планирую ударными темпами завершить все за два месяца и буду пристраивать книгу в издательство.

Буду признателен за ваши комментарии, замечания, предложения.

Приятного прочтения!

Белецкий С.А.
Соционика в лисах
Сказка для детей и родителей
Глава 1. Лиса появляется
— А Петька Петров из 7Б такой тупой,- сказала Саша, перепрыгивая через лужу. В луже плавали кленовые листья желтые и бурые – осень уже вовсю хозяйничала в городе, и ветер каждый день срывал с веток все новые и новые листья.
— А почему тупой?- спросил Паша. Через лужу он прыгать не стал. Не потому что не мог. Мог и еще получше Саньки. Он вообще прыгал очень хорошо, лучше всех в классе. Просто дорога была грязной и он побоялся, что грязь заляпает его новые брюки. Мама расстроится, а этого ему не хотелось.

— Да потому что совсем ничего не знает!- засмеялась Саша.- Он говорит, что Тутанхамон это такая бабочка.

Паша на миг растерялся и даже споткнулся. Он тоже подзабыл, что такое Тутанхомон, а слово звучало очень похоже на название какой-то бабочки. Паша тут же почувствовал себя таким же тупым, как Петька из 7-го б, а может и еще тупее. Это было ужасно неприятно. Быть тупым не хотелось. Но тут Пашка вспомнил, что Тутанхомон это, кажется, имя египетского фараона, а бабочку звали махомон или как-то похоже.

— А почему не знает, он что, уроков не учит?- спросил Паша. Про то, что Тутанхомон ему показалось именем фараона он промолчал. А то вдруг он вспомнил неправильно, а Санька обзовет «тупым» или чем еще похуже.

— Даже не хочет историю учить,- отозвалась Санька, вступая в лужу и заляпывая колготки. Паша поздно увидел, куда Санька шагает и не успел ее спасти. Когда Санька увлекалась, она топала не разбирая дороги. Паша тоже мог задуматься и вступить куда-то не туда, но когда он был рядом с Санькой ему вдруг становилось ясно, что выбирать дорогу нужно ему. Конечно, было бы удобнее, если бы он мог вести Саньку за руку, он бы тогда ее вел в обход луж, но так только всякие женинхи-невесты ходят, а они с Санькой были просто друзья.

— И знаешь,- продолжала делиться Санька,- он говорит, ну и что, что он про всяких тухамонов не знает. С ним из-за этого все равно друзья дружить не перестанут.

Паша задумался. Он никогда не думал так об уроках. Уроки нужно было сделать, потому что… Потому что так правильно. Взрослые ходят на работу, чтобы работать и зарабатывать деньги. А дети учатся чтобы научиться и потом работать, приносить пользу. Это было правильно, такой вот порядок вещей. С другой стороны Паша чувстовал, что нечто справедливое в словах Петьки из 7б было. Друзья, наверное, и от него не отвернулись бы, если бы он стал плохо учиться. Впрочем, на 100% он в этом уверен не был.

Они прошли молочный магазин, парикмахерскую, обогнали какого-то первоклашку с гигантским ранцем, которого провожала мама и свернули к детской площадке. За ней была школа. Мысли о друзьях Пашу все не оставляли.

— Слушай, Саша,- наконец сказал он,- а ты как думаешь – если учиться плохо друзья дружить будут или нет?

Санька повернула голову.

— Друзья?

— Ну да. Я вот думаю, что, скорее всего, дружить будут, а если нет – то это, наверное и не друг совсем.

Санька тряхнула рыжими косичками и промолчала.

— А ты как думаешь?- не отставал Паша.

— Не знаю,- сказала Санька и стала смотреть в другую сторону.

Паше даже показалось, что она обиделась. Только что смотрела на него, а теперь смотрит в сторону. И голос какой-то не такой. Холодный, как будто думает она о чем-то другом.

С Санькой вообще такое случалось. Временами Паша ее не понимал. С ней было очень интересно. И умная она была – жуть. Еще во втором классе прочитала всю детскую энциклопедию, а сейчас на переменках сидела за партой и читала учебники за 9-й класс. Столько всего знала, иногда знала больше, чем учитель. Ну, это Паше так казалось, а как было на самом деле, он не знал, конечно.

При этом в классе ее не любили. И Паша-то понимал почему. Голос у нее был такой, будто такая она вся из себя гениальная, и иногда как скажет, что припечатает. Но обидно же, когда с тобой так говорят! А она будто не понимает. Из-за этого они несколько раз ссорились. Потом мирились, конечно, потому что как-то так получалось, что им вместе было интересно, да и квартиры в одном доме, так что в школу, из школы идти было по пути.

Но Паша-то ладно, даже привык немного, хотя иногда от ее противного всезнайского тона так и хотелось ее прямо в лоб стукнуть. Жалел просто потому, что девочка. А одноклассники не привыкли. Да и учителя тоже. Вот недавно на уроке географии стал учитель подробно объяснять про горы и равнины. А Санька полминуты послушала, да ляпнула на весь класс: «Сколько можно одно и то же, все и так понятно!» И на других уроках так же себя ведет. Даже родителей из-за этого в школу вызывали.

После того случая Паша попытался было объяснить Саньке, что из-за этого ее поведения одноклассники обижаются. Что никому не нравится, когда кто-то показывает, что он самый умный, а другие плохо соображают. Санька слушала, слушала и говорит: «Ну так это же правда!»

Паша, конечно, обиделся, что его, получается, дураком обозвали. Но говорить не стал, стал объяснять, что из-за этого поведения одноклассники ее не любят. У Саньки тогда в какой-то момент лицо сделалось отсутствующее, глаза какие-то бессмысленные, а потом она вообще развернулась и ушла, ни слова не сказав. Как будто о каком-то деле вспомнила. Паша тогда на нее сильно обиделся. В общем, они тогда поссорились, хотя Паша подозревал по дальнейшему Санькиному поведению, что она так и не поняла из-за чего.

Вышли на площадку. Дождя не было уже неделю, но от холодной росы, лестницы, железный бум, столы – все было мокрым. Санька по-прежнему смотрела в сторону. Паша не мог понять обиделась она или нет. Но все-таки вопрос с учебой и друзьями волновал его сильно, так что он решил предпринять еще одну попытку.

— Ну вот у тебя подруги есть?

Санька вроде задумалась.

— Не знаю.

Паша обалдел слегка. Вроде она с девчонками во дворе играла. Неужели ни одной подруги нет. Ну если нет, и сказала бы – нет. Или стесняется она?

— Я же тебе друг?- решил помочь Паша.

Санька опять задумалась и надолго. Паша от растерянности не заметил как в лужу вступил. Лужа оказалась глубокой, холодная вода просочилась в ботинок. Утешало одно до школы оставалось совсем чуть, а к портфелю была привязана сумка с сухой сменкой.

— Друг…,- сказала, наконец, Санька и подумав нерешительно добавила.- Наверное.

Прозвучало так, будто Санька не понимала что такое друг вообще. Но ведь не может нормальный человек не понимать таких простых вещей! Паша не придумал даже что ответить, а Санька вдруг охнула, вцепилась ему в руку и зашептала:

— Смотри, смотри!

Паша стал оглядываться. Первоклассник с мамой отстали, на другом краю детской площадки какой-то дядя в зеленом пальто выгуливал белую с черными пятнами собаку. Возле дома стояли три легковые машины и грузовик, все без водителей. Больше никого не было. Из школьного двора доносились крики, но чтобы туда попасть нужно было обогнуть дом.

— Да не туда,- прошипела Санька,- на мусорку смотри!

Паша посмотрел. И увидел, как за мусорным баком мелькнул рыжий хвост.

— Это лиса! Прикинь, настоящая лиса в городе!

— Наверное с зоосада сбежала,- неуверенно предположил Паша.

— Из зоопарка, а не из зоосада!- немедленно поправила Санька.- Давай посмотрим поближе.

Паша очень не любил опаздывать на уроки. Глянул на часы, которые ему подарили на день рождения. Да начала оставалось всего пятнадцать минут.

— А может, ну ее эту лису, — осторожно сказал Паша.- Лучше в зоопарке посмотреть.

— Как ты ее посмотришь в зоопарке, если он оттуда сбежала? — фыркнула Санька и махнув на Пашу рукой стала красться к мусорным бакам.

Паша еще раз глянул на часы. Четырнадцать минут пятьдесят секунд. Наверное, можно было посмотреть на лису. Если недолго.

Стараясь не шуметь, ребята обошли мусорные баки. Лисы не было. Скрыться она не могла – вокруг было пустое пространство. Как понимал Паша, чтобы машина могла подъезжать к бакам. Баки оказались полупустыми и лисы в них тоже не было. Он повертел головой и увидел в стороне возле дома горку строительного мусора. Какие-то кирпичи, поломанные стулья, песок, штукатурка. Лисий хвост мелькал уже там.

Санька тоже увидела и стараясь не шуметь побежала к горке мусора, Паша побежал следом. Лисица рылась в мусоре. Точнее не рылась, а разгребала его под обломками выкрашенной синим двери , будто рыла себе там нору. В стороны летели кусочки штукатурки, обрывки газет. Услышав ребят, лиса оглянулась. Паша уж подумал, что, теперь она задаст стрекача, но лисица еще решительнее заработала лапами. Ребята были от нее в трех шагах, когда лисица нырнула под синюю дверь. Правда Паше на мгновение показалось, что лиса не столько под дверь нырнула, сколько вдруг появилось перед ней какое-то белое искрящееся пятно и лисица прямо в него и ухнула. От неожиданности он даже приостановился.

Но Санька, похоже, ничего этого не видела, потому что подоспев, бухнулась на колени и заглянула под дверь.

— Куда ты!- крикнул Паша. А вдруг лиса какая-нибудь бешеная, мелькнула мысль. Еще выскочит из под двери и ка-ак цапнет!

Но дать благоразумный совет он не успел. Санька наклонилась еще сильнее, впрочем, держась на некотором расстоянии от двери (Паша знал, что в темные комнаты и всякие страшные места Санька ходила не в одиночку, а с ним вдвоем и при этом обязательно держась за руку). И тут… Вновь появилось это белое, искрящееся и какое-то снежное и Санька, пискнув, поехала вниз на коленках, как будто по снежной горке. Подоспевший Паша ухватил ее за куртку и, конечно, вытащил бы, если бы не поскользнулся на этом холодном белом, которое оказалось ужасно скользким и они вдвоем с Санькой помчались куда-то вниз.

Глава 2. Лиса убегает

И это действительно оказалась ледяная горка. Даже желоб. Неглубокий, но широкий и дотянуться до края, чтобы задержаться и выбраться из него не было никакой возможности. Они неслись все дальше вниз. Мерзлый ветер бил в лицо. Санька пищала. Она не удержалась на коленках и теперь ехала на пузе. Паша катился следом и сидя. Ему удалось поймать Саньку за сапожок и потянуть к себе, но перевернуть и усадить ее он не успел. Желоб вильнул и прямо впереди возник сугроб. Санька заверещала и прямо на пузе головой въехала в сугроб. Паша в сугроб тоже врезался, хоть и успел прикрыть лицо, в руки вонзились и за шиворот просыпались сотни мелких холодных иголок. Паша рванулся назад, оскальзываясь, выбрался на твердое.

Из сугроба едва слышно доносился Санькин писк, ей уже удалось чуть просунуться назад и она молотила ногами, чтобы пытаясь выбраться. Паша пришел на помощь и общими усилиями они вытащили Саньку из сугроба. Санька тряслась и стучала зубами, то ли от холода, то ли от испуга. То ли и от того и от другого. Паша стащил с нее куртку, вытряхнул забившийся снег, помог Саньке одеть. Санька тряслась и в куртке без снега. Вздохнув Паша снял свою куртку и стал одевать на Саньку.

Раскрасневшаяся от мороза Санька возмущенно высвободилась.

— Не надо мне куртки. Тебе же будет холодно!

— Да не будет мне холодно, не будет…

— Все равно не одену!

Иногда Санька бывала на редкость противной. Мало того, что из-за нее пошли за этой дурацкой лисой, так она еще и одеваться не хочет, хотя Паша предлагал от чистого сердца.

— У меня два свитера, смотри,- показал ей Паша. Он осенью часто одевался теплее, чем по погоде. А то вдруг похолодает? Если теплее станет, он, в конце концов, сможет свитер в руках понести, а если похолодает?

— Если мне холодно станет, я куртку у тебя обратно попрошу,- сказал Паша. Саньку это, похоже, убедило и она, недоверчиво поглядывая на Пашу позволила натянуть поверх своей пашину курточку. Она, конечно, не подозревала, что Паша ни за что не попросил бы куртку обратно. Потому что если ему настолько холодно, что куртка нужна, то как же холодно будет Саньке?

Ветра не было. И хорошо, что так, а то ведь мороз сразу начал пробираться через два Пашиных свитера. Да и вода в промокшем ботинке стала жечь ступню, как будто уже превращалась в лед . А что было бы, если бы дул ветер? Надо было срочно выбираться домой.

Но это оказалось не так просто. За сугробом под серым пасмурным небом простиралась заснеженная равнина, через которую вилась неширокая утоптанная дорожка. Лисьих следов на снегу не было видно, так что оставалось предположить, что лисица побежала по дорожке. И действительно далеко впереди на дороге виднелось рыжее пятнышко. Непонятно было, как лисица успела так далеко убежать. Впрочем, сейчас Паше и даже Саньке-исследовательнице было не до какой-то дурацкой лисы. Становилось все холоднее.

Раз они скатились из желоба сверху, то значит их дом и школа вверху.

Сначала Паша пробовал подняться прямо по желобу, вбивая каблуки в слежавшийся снег, но быстро поскользнулся и съехал вниз. Оставил внизу портфель. Попробовал еще пару раз с тем же результатом. Тогда Санька придумала, что надо горку обойти и попробовать пробраться наверх по склону рядом с желобом. Паша даже удивился, как это сразу ему в голову не пришло. Они пробрались по сугробу и стали подниматься по вверх по горке. Но тут случилась странная вещь. Сколько хватало глаз склоны покрывал плотный туман и едва они поднялись на пару метров, как ноги потонули в этом белом киселе. Еще через несколько шагов они погрузились в туман с головой. Ребята уже не видели друг друга и поднимались дальше держась за руки. А в этом тумане идти сразу стало трудно-трудно. Как будто шагаешь в воде, а еще через несколько шагов, как будто не в воде уже, а пытаешься протолкнуться в плотном желе. Даже дышать стало трудно. Неправильный какой-то это был туман. Ненормальный. Паша не шагал уже, а едва ноги волок по склону. Да еще и Саньку тащить приходилось – у нее совсем сил не хватало.

Паша еще бы поборолся, но тут Санька жалобно пропищала:

— Ой, я сейчас совсем упаду. Давай вернемся, а?

Пришлось идти назад.

«Ох уж эти девчонки»,- ворчал про себя Паша. Сначала залезут куда не нужно, а потом выручай их. Но с другой стороны, ему было немного приятно, что Санька признает, что он сильнее и что скорее он может помочь и из этой ситуации выбраться.

Вниз идти было совсем легко. И туман сразу перестал быть киселем а превратился в обычный туман. Разве что густой. Как будто решил не пускать их вверх, а вот если вниз идете – пожалуйста. Стоило ребятам вынырнуть из тумана, как в небе в разрыве туч блеснуло солнце, и снег на равнине вспыхнул тысячами искр.

— Красиво,- сказала Санька, потирая озябшие руки.- Вот только холодно.

Тут Паша не сдержался.

— А все потому, Саша,- горько упрекнул он подругу,- что не надо бегать за всякими тупыми лисами, а лучше идти в школу и все. В другой раз надо быть умнее.

— Если не смотреть на лис и вообще ни на кого, то станешь только глупее,- отпарировала Санька. И добавила:- А лиса – не тупая.

Вот и поговори тут с ней. Ей добра хочешь, а она никогда не признает, что была неправа. Паше иногда очень хотелось, чтобы Санька признала, что он лучше в чем-то разбирается, тогда бы ему приятно было ее защищать, но Санька всегда показывала что она самая умная и потому защищать ее не слишком-то хотелось.

— Ой,- вдруг сказала Санька.- А вдруг мы попали в другое измерение?

— Это как?- поинтересовался Паша.

— Ну, или на другую планету, или вообще в прошлое?

Паша ясно было, что все это глупости, потому что другие измерения, планеты и машины времени бывают только в книжках. Книжки читать, конечно, интересно, но только в настоящей жизни ничего такого не бывает. На самом деле понятно было, что они провалились куда-то… Ну, непонятно куда, непонятно почему зима и непонятно отчего туман их назад не пускает, но мир вокруг был самый обычный с обычным снегом, солнцем и утоптанной дорожкой. Так что никаких прошлых или других планет здесь и быть не могло.

— Или может быть,- продолжала умничать Санька, растирая руки,- может тут вообще одни лисы живут.

— Ну да,- поддержал Паша.- Наверное это лисы и дорожку протоптали. Их тут тогда целый табун, не меньше.

— Давай пойдем по дорожке, может, выйдем к жилью,- предложила Саша.

— Нам в школу нужно, а не к жилью,- объяснил непонятливой девчонке Паша.- А школа вверху.

— Так мы уже пробовали идти вверх и не получилось.

— Значит плохо пробовали,- упрямо сказал Паша.- Стой тут я попробую сам подняться.

— Ну ведь пробовали уже, зачем силы зря тратить? Понятно, что не подняться.

— Тебе может понятно, а мне нет,- сердито сказал Паша и зашагал по хрустящему снегу к склону.

«Понятно ей, видите ли! Если мне непонятно, то как может быть понятно ей? Опять умничает!»

— Ой, не надо. Я боюсь тут одна оставаться,- запищала Санька.- Ну, пожалуйста!

Паша замедлил шаг. Обернулся.

— Я быстро,- сказал он.- Приведу помощь.

— И я с тобой,- тут же прибежала Санька, почувствовав, что ему жалко ее оставлять.- А то если ты уйдешь, и я одна останусь, я тут со страха умру!

Пришлось опять идти вдвоем. И конечно, опять они завязли в этом туманном киселе и все закончилось, как в прошлый раз.

Возвращаясь назад, Паша злился. Он, конечно, понимал, что даже если бы шел один, он все равно бы не прошел уж больно кисель становился тугим, но все равно на Саньку сердился. Как всегда она лучше всех все знает. Ну ведь решил он как лучше сделать, обязательно Санька придет и все переиначит, чтобы было по ее. Как тут с ней не ссориться?

— Давай лучше по дорожке пойдем,- сказала Санька.- Точно к жилью выйдем.

Хоть Паша и понимал, что другого выхода нет, так и подмывало сказать – иди куда решила, а я тут останусь. На холм полезу. Без тебя уж точно залезу!

— Даже если это и лисья страна все равно где-то они живут,- продолжала Санька.

— Угу,- проворчал Паша.- Постучимся к ним в норы, будем с ними под землей жить и лопать зайцев. Сырых. Тогда точно всех лис рассмотрим, как ты хотела.

Отправились по утоптанной снежной дорожке. Паша взял свой портфель и сменку. Санька тоже не стала бросать ранец. Обоим казалось, что если все вещи носить с собой, то скоро все станет как надо. Как было раньше.

На полях вокруг лежал снег. Снега было немного, едва ли по колено. Но дорожка оказалась плотно утоптанной, судя по всему, по ней часто и много ходили. «Может кого и встретим»,- думал Паше. Может быть.

Лисы, конечно, уже и след простыл. Убежала куда-то в свою нору. Сидела там, наверное, зайцев лопала, да над Пашей и Санькой посмеивалась. Уж она-то точно не ходила никого смотреть, делала свои лисьи дела и все у нее было хорошо.

Холодно было Паше. Саньке под двумя куртками еще ничего, а его мороз до костей пробирал. Мороза было-то градусов пять всего, но какой-то он оказался сырой и противный. Паша старался не дрожать, а то Санька заметит, начнет куртку отдавать. Просто шагал быстрее, чтобы согреться. Санька едва за ним поспевала.

Шли они уже полчаса. Паша все время на часы поглядывал. Ноги у него совсем заледенели. У Саньки, наверное, тоже, но она не пищала. Терпела. Паша боялся, что совсем уж никогда не добраться им до жилья, но тут заметил вдали у дороги вроде небольшого рекламного щита. Санька его тоже заметила. Ребята пошли быстрее, потом побежали.

Щит, который Паша сначала принял за рекламный оказался дорожным указателем. На большой фанере, выкрашенной в белый цвет с синими снежинками разметались черные буквы «Федерация Земли». Еще ниже помельче была нарисована четверка, а рядом геометрические фигуры: черный квадрат, белый кружок, черный треугольник и белая кочерга.

— «Федерация Земли»,- вслух прочла Санька.- Интересно, у них что, воды нигде нет?

Паше сейчас было совсем неинтересно есть тут лето или нет. Важнее было то, что где-то рядом должно быть жилье. Но как он ни оглядывался кругом, жилья не видел.

Первой жилье увидела глазастая Санька. Вернее не жилье, а темное пятнышко у дороги. Чем ближе они подходили, тем больше становилось пятнышко и постепенно оно превратилось в полосатую караульную будку. Совсем как из исторического фильма, который Паша недавно смотрел. У будки стоял стражник в теплой меховой шубе. Лица видно не было – так высоко был поднят воротник. Зато была видна самое настоящее тяжелое копье, на которое стражник опирался.

Ребят стражник, конечно, заметил. Но при этом не двигался, ждал пока они подойдут ближе.

— Точно в прошлое попали,- зашептала Санька. Зуб у нее на зуб не попадал, но умничать она не переставла.- Интересно, какой это век? Семнадцатый или шестнадцатый?

Паша не знал какой это век. На него к тому же чих напал. Он давно уже чувстовал, что простудился. И тут в ответственный момент встречи с местными жителя начал чихать. Раз чихнул, другой третий, чуть не споткнулся. На глаза аж слезы навернулись.

— Ой,- сказала Санька.- Вот это да. Смотри!

Паша поднял голову и сквозь слезы посмотрел куда показывала Саша. Стражник отвернул воротник тулупа, и на Пашу с Сашей смотрела самая настоящая лиса.

Глава 3. Лиса говорит

Да, это была самая настоящая рыжая лиса. Огромадная. Ну, по сравнению с обычной лисой, конечно. Ростом она была только на полголовы ниже Паши, а ведь он был вторым по росту в классе. Стояла она на задних лапах, но не как какая-нибудь дрессированная, которая в цирке может на задние лапы подняться, сделать полкруга на арене и тут же упадет на все четыре. Нет, эта лиса стояла на двух лапах (а на лапах были одеты валенки), прислонившись к караульной будке и чувствовала себя на двух лапах очень даже хорошо. И копье она держала уверенно, Паша так и не понял как лиса может копье держать – у нее же пальцев нет! Но у этой на лапы были надеты варежки и какие у нее лапы и пальцы под варежками Паше видно не было.

Понятное дело, он сперва на лисью морду посмотрел. Потому что по лицу сразу о человеке, ну, то есть, о лисе можно много сказать. Видно было, что лиса не злая. И бросаться на них со своим копьем не станет. Но Санька руку Паши стиснула, боялась. Всегда она так, сначала ищет приключений, а потом спасай ее. Вот в прошлом году на заброшенной стройке говорил ей Паша – не лезь в подвал. Так нет, ей все равно захотелось, а там вдруг кто-то как зашевелится! Так Санька из подвала деру дала, да споткнулась и коленку рассадила. Пришлось Паше ее оттуда вытаскивать. Он так перепугался тогда – у нее из коленки кровь идет, наступить на ногу она не может, а что делать он не знает. Оставалось только плечо подставить, чтобы повисла на нем помогать идти. Он бы ее и понес, да сил не хватило. Оставалось только поддерживать. Хорошо, что быстро до взрослых добрались.

Видно было, что лисе так тепло и уютненько в ее тулупе. А вот Паше с Санькой было совсем кисло. Интересно, подумал Паша, раз эта лисица в тулупе ходит, может она и говорить умеет?

— Да, ребята, я гляжу вы совсем замерзли,- заговорила вдруг лиса. Голос у нее оказался хрипловатый, похож на волчий. Ну, то есть такой как в мультиках у волков бывает. Санька от этого голоса еще сильнее в руку Паше вцепилась. Да и самому Паше стало не по себе. А вдруг это не лиса вовсе, а волк какой-нибудь в лисьей шкуре? Тем более, что шапка на голове с серым мехом. Уж не волчий ли?

Но тут в будке приоткрылась дверь и оттуда выглянула другая лисица. Была она в вязаной шапочке и в вязаной голубой безрукавочке с вышитыми на ней синими горами и белыми снежинками.

— Ой, ребята, заходите скорей,- заговорила лиса.- У нас тут тепло.

У этой лисы голос был самый настоящий лисий. Немножко хитрый, но вроде неопасный. Санька нерешительно глянула на Пашу – что он скажет. Эх, почаще бы она так глядела! Паша подумал еще раз, и кивнул. Все равно другого жилья поблизости не было, а можно было так заболеть, что ого-го!

Караульная будка оказалась не очень и будка. Скорее, маленький домик. С каменными стенами и маленьким камином. Хоть места там внутри было немного, но всем удалось разместиться. Только лис (теперь Паша уже понял, что с копьем стоял лис, а в дом их пригласила лисица, ну, то есть – лиса-девушка) остался на улице охранять.

В доме было тепло и Пашу вдруг стала колотить крупная дрожь. Лисица заторопилась и наполнив кружки из котелка передала их Паше и Саньке. Паша глотнул – питье оказалось горячим и по вкусу похоже на куриный бульон.

— Меня зовут Ли Сао Люн,- представилась лисица, когда ребята отогрелись и перестали дрожать.- Можно просто Ли.

Ребята назвались.

— Мы с Чжао Ван Лиссом, охраняем границы Федерации Земли,- продолжала Ли.- А вас я немного знаю. Это вы погнались сегодня за мной, когда я была там, наверху.

Паше и Саше стало очень неловко. Они ведь просто хотели посмотреть, и никого не хотели обижать. И там Ли была совсем другой. Если бы она была в безрукавке и разговаривала, они бы и не стали за ней гоняться. Да они и не гонялись по большому счету-то. Ой, а может, из-за того, что они побежали за лисицой, они здесь и очутились? И если извиниться как следует, то они смогут оказаться дома?

Паша уже открыл рот, чтобы начать объяснять, но Ли улыбнулась:

— Нет, я на вас не сержусь. Вы мне не сделали ничего плохого. Просто ворота между нашими мирами открываются тогда, когда возле них оказывается кто-то, кому нужно побыть в другом мире.

Паша ничего не понял. Или это Ли ничего не поняла.

— Знаете, Ли, нам ведь не нужно здесь быть. Нам сейчас нужно быть в школе. Уже,- Паша глянул на часы,- заканчивается второй урок.

И он опять чихнул. Ли улыбнулась.

— Вы знаете, ребята, про то почему вы здесь оказались вам лучше расскажут в Королевстве Лета или Республике Осени. Там есть лисы, которые в этом очень хорошо разбираются, например, матушка Аглая или Джон Лискин. Я просто вижу, что вы ребята неплохие и потому обязательно найдете путь назад.

Паша, конечно, словам лисицы не поверил. Он сам не знал про себя хороший он или не очень, а уж он-то себя не пять минут, как эта лисица, а много лет. Какие-то поступки свои он считал хорошими, какие-то – плохими, так что в целом понять про себя какой он было трудно. И как то, что они хорошие поможет им найти путь назад было тоже непонятно. Так что Ли это сказала не потому что они на самом деле были хорошими, а потому, что поддержать хотела.

Тут в разговор вступила Санька. И стала расспрашивать от кого они здесь все охраняют, да про то, как лисы живут, как у них королевство устроено, кто король, как до этих Аглаи и Джона добраться.

Паша еще не успел свыкнуться с тем, что они среди лис очутились, а уж чего делать теперь совсем не представлял. А Санька уже перестроилась и вовсю дорогу разведывала. Или просто не сообразила что с ними случилось и по своему обыкновению стала всем интересоваться.

Ребята узнали, что есть 4 лисьи страны — Федерация Земли, Свободное общество Ветра, Королевство Огня и Республика Воды. И названы они так по тому, что жители стран особенно ценят. В свободном обществе ценят, как из названия понятно – свободу, легкость, а еще комфорт и веселье. В Королевстве Огня — зажигательные эмоции, лихое преодоление трудностей, командную работу и порядок. В Республике Воды – умение как следует работать достигать результатов, соревнование, хорошие отношения. А в Федерации Земли – делание дел спокойно, с комфортом, да видение способностей лис и развитие их потенциала. А еще установление мира и гармонии.

Паша все это было не очень интересно, гораздо интереснее было почему здесь на границе стоит охрана. Неужели лисы воют? Оказалось, что Федерация Земли ни с кем не воевала и на границы ее никто не покушался. А караульную будку здесь поставили просто потому, что по этой тропинке в город и из города ходили лисы проведать родственников в зоопарке и в окрестных лесах. Ну и иногда по полю волк пробегал или небольшая стая. Вот чтобы путники могли укрыться сторожку и поставили.

Паша даже вздрогнул, когда услышал, что тут, оказывается, волки бродят. Ведь они запросто могли на этих волков наткнуться.

— А что, волки у вас тоже на двух лапах ходят?- спросил он у Ли.

— Нет-нет. Волки дикие. Конечно же ходят на всех четырех. Мы – лисы их гораздо умнее. Да вот и ваши сказки об этом говорят. Но в вашем человеческом мире особо свой ум не проявишь, поэтому кто поумнее давно уже в нашу лисью страну перебрались. Одни глупые и ленивые остались, которые никуда не хотят идти. Но все ж таки родственники, вот и ходим иногда проведывать в зоопарк.

Стемнело. В караулку вошел Чжао Ван Лисс в своем теплом тулупе и стало совсем негде повернуться. На крыше домика повесили фонарь, чтобы путники издалека видели где можно укрыться от опасностей и непогоды.

Поужинали заячьей похлебкой, а ребята достали свои бутерброды и разделили с лисами. Те из вежливости попробовали, но заячья похлебка показалась им более вкусной.

Санька сидела грустная. Паше тоже было не по себе. Дома, наверняка уже волнуются, в больницу в милицию звонят, а они тут с лисами сидят. Надо срочно назад возвращаться! С другой стороны, куда сейчас идти на ночь глядя… Вот утром. Глаза уже слипались, но Паша мужественно преодолел сонное настроение и начал расспрашивать лис, что же им теперь делать.

Лисы наперебой принялись предлагать варианты.

— Можно перевалить через Снежную гряду и встретиться с поэтом и философом Джоном Лискиным,- сказала Ли.- Уж он-то видит связь вещей, знает что из-за чего происходит. Он поймет зачем вы тут очутились.

— А можно прийти к королю, он рассудит,- предложил Чжао.

— И можно идти не к Лискину, а к матушке Аглае, это дальше, но у нее не только дар провидения есть, но чудесный мешок с разными качествами, у нее можно много узнать и научиться. Если ее попросить, как следует. Она не откажет.

— Можно добраться в Королевство Огня. Они все время в человеческий мир ходят и если не получается просто так, тогда силой прорываются. А можно…

Все эти «можно» вскоре спутались в голове у Паша в одно непонятное неконкретное нечто. Остановились бы они в своих вариантах. Выбрать бы один и начинать уже что-то делать.

— А может, тут какие-то злые волшебники есть,- спросила лис Санька.- Помнишь, Паша, как Элли с Тотошкой ураган забросил в другую страну? Может и нас также?

Иногда Санька была до невозможности глупенькой. Ну при чем здесь ураган, Тотошка и волшебницы? Волшебников вообще не бывает. Говорящие лисы – да, есть. Это теперь любому понятно — вот они стоят. Можно даже прикоснуться. А волшебницы где? Кто их видел? Так что никаких волшебниц не бывает. И как только Санька в них может верить?

— Нет,- произнес Чжао, своим голосом волка из мультфильма и отложил обглоданную куриную ногу.- Волшебников, таких о которых у вас пишут в книжках у нас нет. Хотя, каждая лиса у нас в стране немножко волшебник.

— И вы тоже?- заинтересовалась Санька.

— И мы тоже,- улыбнулась Ли.

Странное дело, заметил Паша, хоть оба лисы были к детям доброжелательны, но Паше гораздо больше нравилась Ли. Такое ощущение было, что Чжао хоть и старается, как-то у него не получается, доброжелательно общаться, грубовато выходит. Впрочем, он тут же вспомнил, что такое ощущение у него было не только от лис, но и от детей и от взрослых.

— А что же вы умеете колдовать?- спросил он у Ли. Понятно, что ни в какое колдовство он не верил.

— Мы не колдуем,- сказал Чжао,- просто кое-что умеем делать. И умеет это делать так хорошо, что другим лисам это может показаться чудом или даже колдовством. Ли, например, очень хорошо видит кто на что способен. Может, в каждой лисе найти ее замечательные умения, талант.

Паша даже не понял о чем ему сейчас говорят. Какие качества и как их можно видеть? Он переглянулся с Санькой. Она тоже сидела с непонимающим лицом.

— А Чжао, — сказала Ли,- умеет все хорошо делать своими лапами и организовать чтобы было удобно для себя и для других.

Паше это понравилось. Ему бы самому хотелось научиться делать своими руками и работу организовывать. Он и умел что-то, но хотелось уметь все. Так что он на Чжао взглянул с уважением. Хотя все равно он не понял при чем здесь волшебство. Он так прямо об этом и сказал.

— Понимаешь, Паша,- сказала Ли.- Если для тебя что-то в порядке вещей, то для другого это может выглядеть полным волшебством. Вот когда мы в вашей стране были и вы с Сашей разговаривали, я часть вашего разговора слышала. Ты помнишь, о чем вы говорили?

— Да, о друзьях.

— И ты, Паша, знаешь кто такие друзья и можешь сказать друг тебе мальчик или не друг и объяснить это, да?

— Ну, конечно, могу,- пожал плечами Паша.- Да это любой вам расскажет!

— Угу,- улыбнулась Ли.- А давай теперь Сашу спросим. Ты, Саша, можешь рассказать про своих друзей и можешь понять подруга тебе девочка или нет?

— Ну, наверное…- заявила Санька.

— А как понять?

У Саньки в глазах появилось отсутствующее выражение так хорошо знакомое Паше. Потом она пожала плечами.

— Не знаю…

— А вот Паша говорит, что понять может и даже может рассказать почему так а не иначе. Что ты на это скажешь?

Санька взглянула на Пашу и Паша с изумлением увидел что во взгляде Саньки недоверие смешалось с удивлением. Она не верила, что такое возможно, для нее это действительно было что-то вроде волшебства.

Глава 4. Половина уха

Спать легли прямо на полу в сторожке. Печка горела жарко, было тепло. Лисы легли по краям и своим мехом грели детей. К Паше все сон не шел, он думал, как дома переживают, что он до сих пор не вернулся. Видно, Санька об этом тоже думала, все вертелась на полу. Наконец, все угомонились и уснули. Несколько раз просыпались, когда Чжао вставал ночью и подбрасывал в печку уголь.

Утро выдалось солнечным. Позавтракав курицей (ребята даже не поняли, что это курица поначалу так необычно она была приготовлена, в замечательном кисло-сладком соусе, со специями, которых Паша и не встречал раньше). Как выяснилось в разговоре, в лисьей стране есть огромные куриные фермы и потому курица была обычным блюдом. Однако в Федерации Земли обычных блюд не любили, все должно быть разнообразно, с вариантами, вкусно и приятно. И потому и курицу готовили по-разному, и кроличьи фермы строили, и куропаток держали.

— Еда должна быть здоровой и сытной,- объявил Чжао, взмахнув лапой.- Ли вон даже на курсы ходила, чтобы научиться лучше и главное разнообразнее готовить. У нас каждая лиса заботится и о полезном питании, о комфорте и здоровье. Как говорится, в здоровом теле, здоровый дух, а в комфорте и работать лучше и жить приятнее. Так что мы за внимание к телу, уют, удобство и вкусную еду.

После завтрака Чжао вышел побродить по округе, посмотреть – нет ли где волчьих следов. А ребята не находили себе места. Обоим казалось, что надо что-то делать, уходит время. Ли, однако, уходящее время почему-то не беспокоило, она рассказывала какие лисы живут в их стране, и ребята стали слушать, думая, что потом это может им пригодиться. Все равно до возвращения Чжао с разведки куда-то идти было бессмысленно. Потом же лисы обещали их проводить в город.

— У нас в стране живут 4 разных вида лис,- сказала Ли.- Я принадлежу к одному виду, Чжао к другому. Нам хорошо получается вместе делать разные дела, потому что лисы наших видов дополняют друг друга. Еще есть…

— А как это дополняют?- поинтересовался Паша.

— Что у меня не очень хорошо получается, то хорошо получается у Чжао и мне нравится, как у него это получается. А что хорошо получается у меня, у него не очень. Но ему нравится, как это получается у меня и нравится учиться у меня.

Паша опять мало что понял. Он предпочитал, чтобы ему объясняли на примерах. А всякие непонятные рассуждения «в общем» в голове плохо укладывались.

— Есть еще два вида лис,- продолжала Ли.

В это время дверь распахнулась, в сторожку ворвался морозный воздух. В караулку вошел Чжао Ван Лисс и сразу от его толстого тулупа стало тесно и морозно.

— Ребята, вам повезло,- объявил он.- В Фоксио проездом из Берлина в Магадан заглянула матушка Лисаглая. Болтают, она видит будущее, что из-за чего происходит. Не то, чтобы я во все это верю, но кому-то вроде бы она помогла. Вдруг и Вам чего скажет. У любой лисы из норы должно быть несколько выходов, пусть и у вас будет несколько разных вариантов. Попробуйте к ней сходить.

— А ты откуда узнал о матушке Лисаглае?- спросила Ли.

— А я встретил Кицунэ на дороге, она как раз направляется в Фоксио.

— Кицунэ это наша подруга,- объяснила Ли ребятам.- У нее столько друзей и знакомых кругом, что она всегда узнает новости первой.

Кицунэ — симаптичная быстроглазая лиска — ждала на улице. Глаза у нее были подведены тушью, отчего казались удлиненными. Одета Кицунэ была в шубку с меховой накидкой, очень необычную такой ребята никогда не видели.

— Какие симпатичные лисята,- затараторила она.- Ой, то есть ребята. Но почти как лисята.

— Кицунэ, проводи ребят к матушке Лисаглае,- попросила Ли.

— Ой, ну конечно провожу. Но только когда я шла по дороге, я слышала волчий вой. Я так перепугалась! А давайте, Чжао пойдет со мной!

Ли, конечно не улыбалось оставаться одной в караулке, тем более, если действительно поблизости бродили волки. К счастью, на дороге показалась собачья упряжка. Ну, то есть это Паше поначалу показалось, что упряжка собачья. На самом деле, когда она приблизилась, стало видно, что в санки было впряжены шесть огромных хорьков. Таких здоровенных Паша никогда не видел. А на санях лежал с удобством устроившись лис в меховой парке.

— Ой, Лы Сы Цын!- обрадовалась Кицунэ.- Вот кто нас довезет!

Лы Сы Цын однако не пришел в восторг от предстоящей поездки. Он так здорово устроился на санях… Да и хорьки всех не дотащат.

— Ой, ну пожалуйста,- улещивала его Кицунэ,- мы где-нибудь в уголке пристроимся, чтобы не мешать. И мы не все время на санях будем. Кто-нибудь может и рядом побежать. Правда, ребята, сможете иногда бежать рядом?

Ребята, конечно согласились.

— А я тебе по дороге все новости расскажу,- добавила Кицунэ.

Лы Сы Цын прикинул, что действительно седоки его не слишком стеснят и новости послушать ему было интересно. Так что он согласился. Да, наверное, подумал Паша, Кицунэ любого уговорила бы. Так это у нее получалось ловко, ласково, да доброжелательно. Вот бы ему так научиться!

Для себя Паша уже составил план. Сначала прорицательницу проведать – может, она что хорошее расскажет. А если с ней не выйдет ничего, тогда нужно к королю идти. Не может же король не знать, как выбраться из такой сложной ситуации. На то он и король, чтобы все знать. Правда, к королю могут не пустить. С другой стороны в сказках любой может добиться встречи с королем.

Он спросил как добраться в королевский дворец.

— Нет у нас короля,- ответил Чжао.- Есть правитель, но в каждом городе свое правление. Если не узнаете ничего у матушки Лисаглаи, то лучше прийти к мэру города.

Чжао подарил Паше свой тулуп – он пришелся ему почти впору – к счастью Чжао был очень крупной лисой, почти одного роста с Пашей. Ли тоже нашла теплую шубку для Саши, хоть и поношеную. Так что ребята были полностью собраны.

Лы Сы Цын дал на санях место ребятам и Кицунэ и пустил хорьков по дороге. Паша и Саша помахали остающимся позади лисам. Ехать до Фоксио было недалеко, как уже Паша уже разведал у Чжао, едва ли полчаса. Он, разумеется, время от времени спрыгивал с саней, как было обещано и бежал рядом. Кицунэ вовсю трещала, рассказывая Лы Сы Цыну новости об их общих знакомых, а тот знай подгонял хорьков. Хоть сани и изрядно потяжелели, хорьки бежали довольно споро.

Дважды они миновали поперечные дороги с указателями. Уже и город был недалеко – вдали у горизонта показались первые строения, как вдруг из-за сугроба на дорогу перед путешественниками выскочило с полдюжины оборванных лис с дубинами в лапах.

— Ой, разбойники!- взвизгнула Кицунэ. Лы Сы Цын неспешно вынул из под шкур две деревянные палочки, связанные цепочкой. Паша вспомнил, что они называются «нунчаки».

Хорьки замедлили бег, ощерились. Разбойники взяли путешественников в полукольцо вперед выступил атаман (Паша это понял по тому, что на шапке у того было белое перо).

— Мы подданные благородного сегуна Конкона. Отдавайте нам повозку и что вы там везете!- рявкнул он, потрясая дубиной.- И тогда мы вас отпустим.

— И шубы отдавайте. Во имя это… ну, благородного сегуна,- прорычал огромный лис с повязкой на глазу, отчего он был похож на пирата.

Видно было, что с разбойниками не справиться. Паша с одной лисой, пожалуй, поборолся бы. Он все-таки выше и больше, чем любая их из них. Хотя зубы у них были очень хищные, почти волчьи. Такими грызанет – мало не покажется. И все-таки Паша, с одной, наверное справился бы. Но даже если Лы Сы Цын справился бы с двумя, оставалось еще трое, а не девчонок, конечно, надежды не было.

Лы Сы Цын выбрался из саней и стоял помахивая нунчаками. Паша тоже вылез и тулуп снял, держал в руке. Он решил, что как лиса на него кинется, он на нее одежду швырнет, чтобы она запуталась, а потом сам на нее бросится. Санька сидела ни жива ни мертва глазищами хлопала. И тут в дело вмешалась Кицунэ.

— Здравствуйте, благородный атаман. Я – Кицунэ, а это Лы Сы Цын, и дети Саша и Паша. Дети, поклонитесь благородному атаману.

Хоть Паша не понимал, отчего это Кицунэ решила любезничать с разбойниками, но из вежливости кивнул.

— А как зовут благородного атамана?

Атаман, который, каждый раз, когда его называли благородным, все больше раздувался и пыжился от гордости и значимости, напыщенно произнес:

— Меня зовут Алпагратилла, а в этих краях меня также прозывают Ханбун Мими!

— Это, кажется, значит «половина уха»,- проговорила Кицунэ, которая ко всем прочим достоинствам была полиглотом, то есть – знала разные языки .- Наверное, благородный Алпаргатилла был в разных странах и участвовал в ужасных сражениях,- продолжала она медовым голосом.- И был благородно ранен в ухо.

Атаман, который получил травму, когда в мире людей крал цыплят из курятника и половину уха ему отхватила сторожевая собака, важно кивнул.

— Эй, атаман,- рявкнул одноглазый лис.- Хватит разговоры разговаривать, надо добро забирать!

— Ой, вы такой сильный и мужественный,- обратилась Кицунэ к одноглазому.- Не станете же вы нападать на бедную беззащитную девушку?

Одноглазый набрал воздуху в грудь, чтобы что-то рявкнуть, но что рявкнуть не придумал и от растерянности даже как-то сдулся.

— Мы так рады, что встретили вас, благородные рыцари большой дороги,- продолжала щебетать Кицунэ.- Наши хорьки совсем ослабли, а до города еще так далеко. И представляете, ходят слухи, что в этих местах бродят дикие волки! Вы же согласитесь нас проводить, правда, ведь благородные рыцари?

Разбойники растерянно переглядывались.

— О, пожалуйста, славный Алпаргатилла-сан, не откажите в просьбе беззащитной девушке. Нам тут так холодно и страшно.

И Кицунэ очаровательно улыбнулась атаману. Атаман еще больше раздулся от гордости. Потом Кицунэ посмотрела на одноглазого и молитвенно сложила лапки на груди.

— Ну, чего встали, олухи!- рявкнул атаман он на разбойников.

— Да, чего торчите тут, как пугала!- подхватил одноглазый.- Живо помогите благородной Кицунэ-сан! Эй, Кендонго, да помоги же!

Криками и пинками они впрягли четверых обалделых разбойников в сани впереди хорьков. Ребята и Лы Сы Цын едва успели впрыгнуть в сани, как они рванули с места. Хорьки еще и подкусывали сзади разбойников, так что те мчались галопом и волокли сани. Атаман и его одноглазый помощник бежали рядом с санями и вели светскую беседу с Кицунэ. На ребят и Лы Сы Цына внимания вообще не обращали, как будто их тут и не было.

Паша не успел еще в себя прийти, как впереди уже замаячили первые дома Фоксио недалеко от заставы Кицунэ попросила остановиться. Лы Сы Цын быстро выпряг тяжело дышаших разбойников. Кицунэ мило попрощалась с разбойниками, лис дернул постромки и хорьки рванули к заставе.

— Как мило провели время,- радовалась Кицунэ.

Паша только обалдело смотрел на нее. Наверное, это и есть то самое волшебство о котором говорил Чжао. Как же у нее это получилось, вот бы и мне так!
* * *
Разбойники стояли махая лапами вслед путешественникам.

— Слушай, Алпаргатилла,- прохрипел один из высунувших язык лис.- А почему мы ничего у них не взяли-то?

— Почему не взяли?..- вдруг перестал махать лапой атаман.

— Ну да,- сказал разбойник.- Так бы тулуп себе взяли, санки и хорьков продали и пошли бы в якиторию поели бы, наконец. А теперь что?

Алпаргатилла и одноглазый переглянулись. Рядом с этой Кицунэ хотелось, чтобы она их заметила и продолжала хвалить. Она же так хорошо это делала, никто никогда не говорил столько хороших слов про разбойников. Но теперь возникло ощущение какой-то неправильности. Вроде и как-то расстроить замечательную Кицунэ было неправильно, но и без еды остались.

— Почему-почему,- зло сказал он.- Потому что заканчивается на «у». Пошли отсюда дармоеды, что встали!

Глава 5. В каждом мальчике живет лиса

Фоксио был городом торговым. Со всех уголков Федерации Земли сюда стекались разнообразные товары. Бочки с горной форелью, до которой лисы были большие охотники, клетки с курами и кроликами. А кроме того возки разнообразных сыров, с которыми лисы познакомились в земле людей и постепенно пристрастились, разные соления, копчения и даже варения. Покушать в Федерации любили и знали в еде толк.

Все дороги оказались запружены, даже удивительно было, что по дороге к земле людей они никого не встретили. Лы Сы Цын объяснил, что это из-за зимы. А летом на этой дороге тоже не протолкнуться.

Лы Сы Цын отправился по своим делам – разместить хорьков по норам и задать им корму, а Кицунэ вызвалась проводить ребят к матушке Лисаглае. Тем более, что она сама собралась ее посетить.

Дорога путешественников лежала через рынок. Кицунэ с интересом поглядывала на разложенный мед, птичьи яйца, принюхивалась к икре и куропаткам. Ребята тоже глазели по сторонам. Никогда они не видели столько лис сразу. Сегодня потеплело, даже снег начал раскисать, видно поэтому многие лисы ходили без шуб, в теплых удобных халатах расшитых драконами, сказочными птицами и фанстастическими узорами. Паша заметил, что у одних лис кончики ушей были белыми, а у других – темными. Он еще раньше замечал, что кончики ушей у Чжао и Кицунэ были темными, а у Ли – белыми. Но тогда значения этому не придал, а когда увидел, что половина лиса такова, а половина – другая, то невольно заинтересовался и стал наблюдать.

Показалось ему, что лисы с темными ушками, много говорят легко начинают общаться и вообще от них больше шума. Как будто они не могли усидеть на месте, обязательно им нужно было, с кем-нибудь разговаривать, куда-то бежать, куда-то смотреть. Даже маленькие черноухие лисята все время вертели головой, чтобы все вокруг замечать. Лисы же, с белыми кончиками ушей общались тише, реже шли на контакт сами, были больше сосредоточены и в себе. Паша бы конечно ничего такого и не заметил, потому что и среди черноухих и среди белоухих встречались лисы самые разные и разговорчивые и задумчивые, но потом придумал одну штуку. Нарочно сосредотачивался только на черноухих, смотрел пару минут, а потом глядел только на белоухих. И так заметно все менялось — будто скорость фильма переключалась– черноухие быстрые, брызжущие энергией и белоухие более спокойные, как будто эту самую энергию сохраняют.

Паша все это обнаружил, но, конечно, не был уверен, так ли оно на самом деле или же ему только почудилось. Он решил обсудить это с Санькой при случае. Да, надо обсудить. А то вдруг он понял что-то неверно и при Кицунэ ляпнешь не то, потом стыда не оберешься. Но тут Санька сказала:

— Кицунэ, а почему у одних лис кончики ушел белые, а у других темные? Мне кажется, они и ведут себя по-разному.

«Вот ведь какая!»- возмутился про себя Паша. «Как будто мысли прочла!»

— А,- сказала Кицунэ.- Это просто снаружи так проявляется лисьи внутренние особенности. Просто одни лисы получают энергию когда общаются с миром вокруг, а другие с миром в себе.

— А как это?

— Ну вот я например. Я могу иногда быть одна и поспать я люблю. Но по-настоящему мне интересно и глаза загораются только когда я с кем-то общаюсь. Или еду в какие-то новые необычные места. И важно, чтобы там было много лис, всяких событий, тусовок, вечеринок. Но, конечно, чтобы не жарко было, не шумно. Когда много всего я энергий заряжаюсь и хвост трубой. А вот Ли Сао Люн в среди других лис быстро устает, слишком много впечатлений ее утомляет. На вечеринке будет говорить с кем-то одним-двумя или сядет в уголке и будет наблюдать. И еще она любит время от времени быть одна или если с кем-то, то чтобы они не слишком долго и много с ней общались. Ей нужно время от времени побыть с самой собой, подумать.

— А ушки?- поинтересовалась Санька.

— Ну, ушки это так,- отмахнулась Кицунэ.- Суть в том откуда энергия приходит, но снаружи это проявляется в цвете кончиков ушек. Нам, лисам, в этом повезло… Или не повезло, даже не знаю. Вот у людей, например, цвет ушек не меняется. Но тогда и определить человека труднее. Но зато интересно. А так смотришь на кончики ушек, все понятно и никакой интриги. Скучно когда все одно и то же, ведь в мире столько всего интересного.

— А что и у людей так с энергией?- спросил Паша, переступая через лужу.

— Конечно,- сказала Кицунэ.- И не только с энергией, но и со всеми другими лисьими свойствами. В каждом мальчике живет лиса.

— А в девочке?- поинтересовалась Санька.

— И в девочке тоже.

Паша хотел поинтересоваться что же это за лисьи свойства такие, но не успел, потому что они свернули на улицу, которая называлась улица Темного Будущего и Паша понял, что они пришли.

Улочка была застроена одноэтажными домиками с черепичной крышей, в конце улицы висел огромный черный плакат: «Матушка Лисаглая, только один день, пролетом из Парижа в Магадан!» По плакатом были небольшая арка, закрытая зелеными дубовыми дверьми. У дверей стоял дюжий лис с черными кончиками ушей (теперь, узнав в чем дело Паша постоянно стал обращать внимание на кончики ушей встречных лис) и распоряжался, строя очередь в полсотни лис.

— Все кто по записи вперед, остальные в порядке живой очереди!

— А если не успеем?- высунулась лисица в накидке — накидка напомнила Паше накидку монаха.

— А никто и не договаривался, что все успеют. Матушке тоже и отдохнуть надо и покушать. И к путешествию собраться.

— Так всего три часа осталось!

— А больше, чем сможет матушка и не примет,- ответствовал сторож и схватив за ухо юркую лисицу, которая пыталась прошмыгнуть в ворота мимо него, страж поместил ее на место в очередь.

— Так всем же хочется узнать будущее!

— Я вам скажу по секрету,- сказал сторож.- Я во всякие предсказания и высокие материи не верю. И на вашем месте шел бы спокойно домой к теплому очагу и крольчатине. Но раз вам хочется, чтобы кто-то рассказал о том, что то ли будет, то ли нет, ждите здесь, воля ваша.

Ребятам сразу стало понятно, что никуда они не успеют. Перед ними было полсотни лис. И все были решительно настроены попасть к матушке Аглае. Наверное, если бы лисы стояли в очереди за курицами на рынке, они были бы настроены менее решительно. Очередь была очень пестрой. Встречались расшиты цветами и сказочными зверьми халаты, впрочем, их было совсем немного. Были камзолы и ботфорты, военные френчи и даже фуфайки.

— Ой,- сказала Кицунэ.- В основном здесь иностранцы. По одежде видно.

— А почему?- не удержался от вопроса Паша.

— А нашим лисам в нашей стране не очень-то интересны разные матушкины откровения. Нужно жить в гармонии сейчас и ловить возможности сейчас, а там и будущее придет. Но пара вопросов у меня к матушке все же есть.

— Только вряд ли получится их задать,- сказал Паша, который очень переживал, когда планы срывались и непонятно было что теперь будет и как.

— Посмотрим,- сказала Кицунэ.

Взяв ребят за руки, она пробралась вперед к стражу.

— В очередь, все в очередь!- велел лис он, указывая на хвост цепочки лис, многие которые сердите смотрели на Кицунэ.- Все по порядку, по списку. С лисятами тоже.

— Уважаемый стражник-сан,- заговорила Кицунэ.- Вы же видите, это не лисята. Это ребята, которых злая судьба занесла из их мира и они никак не могут попасть обратно. Кто им даст совет, кроме матушки? Тут много достойных лис в очереди и все стоят по достойным делам. Но разве есть хоть у кого-нибудь дела настолько же важное, как у этих ребят?

Стражник задумался.

— Нечего тут всяких пропускать,- закричал юркий лис, который пытался пробраться без очереди и был выловлен за ухо.- У меня тоже важное дело, так я же стою и ничего!

Видя, что стражник уже открыл рот, чтобы отправить всю троицу в хвост очереди, Кицунэ воскликнула:

— Стражник-сан, во имя лисолюбия, но то есть человеколюбия! Не говорите сразу «нет». Спросите матушку, пусть она рассудит. Возможно, она сочтет это дело очень важным и разрешит нам пройти, а если же нет, мы уйдем и больше не появимся.

— Ну, это, пожалуй, можно,- сказал страж и скрылся за воротами, заперев их изнутри, чтобы никто за ним не пробрался. Через минуту он вышел и позвал детей. Кицунэ прошмыгнула следом.

— А ты куда?! — остановил ее стражник.

— Но вы же понимаете, мудрый стражник-сан, как страшно ребятам будет одним и нужно, чтобы кто-то их поддержал.

И пока стражник не успел передумать, шмыгнула следом за ребятами.

— И у нас важное дело,- закричали из очереди,- спросите матушку!

— Все, хватит! Все в порядке очереди!- набычился стражник.- Сначала все по списку, потом живая очередь. Вот и весь сказ!

Кицунэ с ребятами прошли дворик и остановились возле дверей, у которой в подставках в виде двух каких-то страшилищ горели факелы.

Из двери вышла лисица в черном балахоне, расшитом звездами и низким голосом сказала:

— Пожалуйста, следующий.

— Сначала я на минутку,- сказала Кицунэ и скрылась за дверью.

Пробыла она за дверью 12 минут – Паша нарочно засекал. Потом дверь опять открылась, вышла служительница и Кицунэ. Кицунэ сияла, как начищенный колокол на морской яхте.

— Ну, ребята, удачи,- сказала она.- Приятно было познакомиться. Надеюсь, у вас все сложится хорошо. И улыбнувшись, она пошла к выходу.

— Пожалуйста, следующий,- сказала служительница и ребята шагнули за ней следом в дверь.

Глава 6. Матушка Лисаглая

Последовав за служительницей ребята прошли в комнату матушки Лисаглаи. В комнате окон не оказалось, стоял сильный запах каких-то благовоний. На столике у входа, который и был разрисован какими-то демонами или привидениями – Паша не разобрал – возвышался бронзовый канделябр, с толстыми розовыми свечами. Пламя свеч стояло неподвижно, даже когда дети вошли в комнату, почти не качнулось, Паше от этого стало слегка не по себе.

Все помещение было завешано пучками трав, куриными лапками и лапками летучих мышей – связки висели на веревочках уходящих к высокому смутно различимому потолку. В дальнем углу стоял стол и на нем в потемневшей бронзовой раме возвышалось большое бронзовое зеркало. Перед зеркалом лежал самый настоящий лисий череп. При взгляде на через Паше стало еще больше не по себе, а Санька ойнкув прижалась к нему.

Матушка Лисаглая оказалось невысокой худой лисой. Одета она была в черный балахон с капюшоном, как носят монахи (Паша видел это по телевизору в каком-то фильме). На морде ее застыло выражение, будто она постоянно прислушивается к чему-то и это что-то неслышимо для всех остальных присутствующих. И вообще создавалось странное ощущение, будто матушка и есть здесь, и в то же время как будто отсутствует. Еще Паша заметил, что ушки у матушки были с белыми кончиками.

Служительница подошла к матушке склонила голову, матушка взмахом лапы отпустила ее. Потом обернулась к ребятам.

Вообще Паша всяким таким гадалкам не очень верил. Не потому что будущее ему знать было неинтересно. Как раз интересно, он и сам любил будущее предсказывать и вообще был очень предусмотрительным. Из-за своей предусмотрительности он все время носил с собой в портфеле зонтик, который ему подарила мама на день рождения. И теперь никогда не попадал под дождь. И даже Саньке давал этот зонтик, потому что она-то уж ни с каким зонтиком никуда не ходила. Шлепала по лужам, а потом болела. А предсказания у него были такие. Например, он мог увидеть тучу на востоке и сказать, что вот будет дождь. Наверное. Потому что в их местности дожди обычно приходили с востока. И если действительно был дождь Паша мог сказать – вот видите, я же говорил! А если дождя не было (такое ведь тоже случалось), что ж, он и не утверждал ничего определенно и вообще как это можно предсказать? Даже если дождь и шел, и прогноз Пашин сбывался, все равно было ясно, что в общем-то повезло с предсказанием, ведь могло быть все совсем не так.

Конечно, знать будущее очень интересно, но говорить что-то предчувствовать, не опираясь на реальные вещи, например, на движущуюся тучу – это все фигня, так не бывает. Если и сбылось, значит человек что-то увидел, сделал вывод, а потом забыл и говорит, вот у меня предчувствие.

Поэтому если кто-то брался предсказывать Паша в первую очередь, конечно, смотрел на то, насколько человек заслуживал доверия. Ну, то есть, насколько он правильно говорил, насколько упирал на реальные вещи и главное, насколько вообще был настроен на то, чтобы заставить Пашу поверить. Если был настроен, чтобы заставить поверить, то Паша от таких прогнозов отбивался. Если же нет, то мог и поверить и даже иногда верил.

В последнее время Санька начала о будущем говорить. Не пророчила, но говорила, что нужно сделать так, потому что так будет правильно. Поскольку она всегда старалась, чтобы правильно поступал Паша, то он, конечно, во всякие ее прогнозы не верил. Потому что как правильно поступать он знал и так, и никакие указания от Саньки ему были не нужны.

В общем, сложные отношения у Паши были с предсказания. Но взрослые лисы сказали, что надо бы пойти и поговорить с матушкой, вот он и пошел. Потому что не могут же эти лисы совсем ничего не понимать, да еще и в очереди стоят, время тратят. И других вариантов что-то разузнать не было ни одного. Но уж решать верить или нет, Паша, конечно будет решать сам, послушает, подумает и решит.

Впрочем, глядя на то, как матушка Лисаглая одевается, да на развешанных сушеных жаб под потолком Паша понял, что, скорее всего, ничему он здесь верить не будет.

Матушка Лисагля подошла к детям, осмотрела их, будто могла она что-то увидеть. Сказала:

— Садитесь, ребята.

Голос у нее оказался печальным и каким-то замогильным. Если бы Паша лучше разбирался в лисах он бы заметил, что у матушки Лисаглаи есть слабость к замогильным темам. Что, впрочем, никак не сказывалось на ее способностях. Но способности матушки были Паше не видны, и потому замогильный голос отбил у него остатки доверия к прорицательнице.

— Зачем вы ко мне пришли, дети?- поинтересовалась матушка, усаживая в кресло рядом со столиком с зеркалом и черепом.

— Мы хотим попасть обратно!- выпалил Паша. Это и вправду было единственным, ради чего им стоило сюда приходить. Если бы матушка сказала что-то конкретное, объяснила как им добраться домой, может, карту начертила, тогда он бы стал ей верить несмотря на ее балахон сушеных жаб и замогильный голос. Но, конечно, если бы проверил и оказалось, что матушка говорит дело.

— Хм,- матушка положила лапу на лисий череп и стукнула по негу коготками.- Но если вы сюда попали значит это с чем-то связано. Так ведь?

— Это связано с тем, что мы погнались за лисой,- сказал Паша.

— Многие дети гоняются за лисами, но не все они попадают в нашу страну.

Паша полностью потерялся. От матушки нужны были простые слова о том, куда им отправиться и что делать, а она говорит каким-то загадками.

— Наверное, это потому что гонятся за лисами плохо,- сказала Санька.

— Хм, все относительно. Если лиса утащила вашу курицу, никто вам не скажет, что гонятся за ней плохо.

— Но лиса у нас курицы не утаскивала,- объяснила непонятливой матушке Санька.- Поэтому это плохо!

— Ну раз вы считаете, что плохо, значит так оно для вас и есть.

Ох, не любил Паша, когда говорили загадками. Они уже долго тут сидели, но ничего дельного еще не узнали.

— Матушка Лисаглая,- вежливо попросил он.- Расскажите как нам попасть домой, если знаете.

— Хорошо, ребята, расскажу. Хотя, неплохо было бы, чтобы вы подумали почему и для чего именно вы попали сюда. А чтобы вам попасть домой вам нужно найти свою лису.

— А у меня не было лисы,- сказал Паша, поразмыслив. Возможно, конечно, матушка Лисаглая говорила о лисе из их городского зоопарка. Неужели все-таки сбежала?

— Но этого мало,- продолжила Лисаглая,- нужно еще почувствовать родное волшебство.

Если не веришь в волшебство вообще, как оно может быть родным? Паша окончательно запутался. Зря они сюда пришли. Эта матушка говорит какую-то путанную ерунду. Паша окончательно расстроился и замолчал, но Санька начала расспрашивать про свою лису.

— А что это за лиса, которую нам надо найти?

— Это ваша лиса.

— То есть, у нас есть какая-то лиса?

— Да. У каждого из вас есть своя собственная лиса. И каждому надо ее найти тогда вы вернетесь домой.

«Вот те на!»,- подумал Паша. Оказывается нужно найти сразу двух лис. Но почему они наши-то? Никогда у него лис не было. И у Саньки тоже.

— А какие у этой лисы ушки?- спросила Санька.

— Когда вы лисы найдете, цвет ушек вам будет неважен, как, впрочем, и цвет глаз, шкурки и все остальное.

— Но как нам найти нашу лису?

— Надо почувствовать, что она – ваша. Если не получается почувствовать сразу, можно, например, общаться с разными лисами, разбираться и в конце концов прийти к своей.

Ну, хоть самую чуточку теперь Паше стало понятно. Оказывается где-то в стране живут их лисы. Только непонятно почему они – их. Но как только дети к этим лисам придут, так полдела будет сделано. Потом еще нужно будет волшебство чувствовать. А как это волшебство почувствовать, если его ни пощупать ни увидеть нельзя?

— Матушка, а ты говорила про родное волшебство,- опять словно прочитала пашины мысли Санька.

— У ваших лис будет родное вам волшебство.

— Понял?- радостно повернулась Санька к Паше.

— Ничего я не понял,- хмуро проворчал тот.

— Ну ты и тормоз!- ляпнула Санька.

Паша от злости даже зубы сжал. Обозвала его тормозом, да еще при взрослых, да еще при лисах! Ну если он чего-то и вправду не понял, так что нужно обидные слова говорить?

— Найдешь лису, сразу и волшебство почувствуешь,- продолжала Санька, как ни в чем не бывало.- Помнишь, нам Кицунэ рассказывала, что у каждой лисы есть свое волшебство?

Паша не ответил. Потому что обижался.

— В общем, найдем нужную лису, сразу будет и волшебство и попадем домой.

Да, конечно, злился Паша. Понятно все, и просто как дважды два решить. Найдет одна нужную лису. А как конкретно ее искать? Ходить у всех лис и спрашивать: «Вы случайно не наша лиса? Нет? А может вы нашу лису видели?» Как дурачки какие-то… И даже если найти удастся как волшебство-то чувствовать? Вот поспорить можно на его любимый перочинный ножик, что не знает Санька, как чувствовать. А сама радуется. Головой надо думать, а потом уж радоваться.

Но Санька, похоже, головой не думала или думала как-то не так. Начала расспрашивать матушку почему они тут оказались. Лисаглая как всегда отвечала загадками. Дескать, для их развития будет полезно познакомиться и понять разных лис и их волшебство и найти свою лису и родное волшебство. И вообще, им даже интересно, наверное, что они в стране лис очутились. Другие дети и взрослыми станут, а здесь не побывают и лису свою не найдут.

Паша продолжал злиться про себя. Уж чего лучше. Другие дети, как нормальные в школу ходят и уроки делают и родители за них не беспокоятся. А они с Санькой будут тут гоняться за какой-то блохастой лисой, потому что это, видите ли – их лиса!
И то, что Санька спрашивала это было совсем неинтересно и к возвращению домой их не приближало. Поэтому Паша взял инициативу в свои руки.

— Матушка, расскажите нам о местных землях. Куда нам лучше идти.

Но матушке, похоже, это было скучно рассказывать.

— Про земли вы сможете узнать у первого же торговца картами, а куда идти… Это совсем неважно.

У Паши лицо вытянулось. Как это неважно?!

— Неважно куда идти,- невозмутимо продолжила матушка.- Если вы ищете свою лису.

— Ну как ее узнать хоть,- предпринял еще одну попытку Паша.- По хвосту, по глазам?

— Хвост тут не при чем. А глаза…,- матушка усмехнулась.- Ну вы знаете ведь, что примерно у половины лис глаза холодных цветов, а у половины – теплых. И что это есть отражение на внешнем плане внутренней сущности лисы. Но как это вас приближает к возвращению? Никак.

Матушка опять начала говорить непонятности, но Паша ухватился за ее слова про цвет лисих глаз и все остальное пропустил мимо ушей. Ему вдруг показалось, что цвет глаз лис им-то как раз и поможет выбраться.

— Матушка,- взмолился он.- Как цвет глаз говорит о лисе?

Матушка вздохнула.

— Есть лисы, у которых глаза теплого цвета. Они хорошо чувствуют какие у нее и у других лис чувства, кто обижается или радуется. Дружит какая-нибудь лиса с ней на самом деле или только притворяется. Но они не очень разбираются в законах, правилах или как что сделать. А другие лисы, у которых глаза холодных цветов хорошо разбираются как делаются дела, хорошо понимают правила, законы. Обычно они легче в школе решают задачки, например, по математике. Все лисы могут, конечно, но им – в целом легче. Но зато понимать, кто с ними дружит, а кто, скажем, на них обижается у них получается хуже.

— Значит лисы различаются по глазам и ушкам,- подвел итог Паша.

Матушка Лисаглая опять вздохнула.

— Лисы, (и люди тоже) различаются внутри. В том, как они окружающий мир видят, чувствуют и понимают. А глаза и ушки это только внешнее. Если я себе линзы цветные на глаза поставлю, я свою внутреннюю сущностью не сменю.

— И все-таки, какие у вас глаза, матушка?- поинтересовалась Санька.

— Посмотри Саша,- сказала матушка Лисаглая и наклонилась к девочке. Глаза у матушки Лисаглаи были серыми.

— Спасибо матушка,- поблагодарил Паша. Он даже вдохновился немного — теперь он, наконец, узнал понятную информацию, которая поможет здесь ориентироваться.

— Да не за что,- откликнулась матушка- Только подумай, как то, что у одних лис глаза такого цвета, а у других – другого поможет тебе найти твою собственную лису. Ведь ты же – не лиса. И что же ты будешь определять по цвету своих глаз и ушей?

Оставляйте Ваши комментарии, замечания, предложения. :)

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

13 коммент. »

  1. Лика :

    спасибо! с нетерпением ждем продолжения :smile:

    Июль 24th, 2011 | #

  2. Наташа :

    Интригует!)) Хорошее дело — в увлекательной форме и доступным для понимания языком донести азы соционики. К тому же сказки любят не только дети, так что и взрослые тоже — ЦА.))

    Июль 24th, 2011 | #

  3. Дарья :

    Прочитала с удовольствием, спасибо. Только просьба: в конце списочек поставить, кто каким тимам соответствует — для тех, кто еще не очень хорошо разбирается в соционике :smile:

    Июль 24th, 2011 | #

  4. Арина :

    Сергей, у вас Петька то в 7, то в 5 классе оказывается (1 и 4 абзацы), из-за этого возраст других детей непонятен. А вообще начало хорошее, интересно читать.

    Июль 25th, 2011 | #

  5. Сергей Белецкий :

    Арина, спасибо!
    Первоаначально был в 5-м классе. А потом с инамписанием текста стало ясно, что вопросы слишком взрослые поднимаются. Дети в 7-м классе. Класс Петьки поправлю.

    Июль 25th, 2011 | #

  6. Мила :

    Сергей, опечатку нашла:
    ******
    «Федерация Земли»,- вслух прочла Санька.- Интересно, у них что, воды нигде нет?

    Паше сейчас было совсем неинтересно есть тут лето или нет. Важнее было то, что где-то рядом должно быть жилье. Но как он ни оглядывался кругом, жилья не видел.
    *****
    Санька говорит про воду, а Паша думает про лето.

    И — проду! проду!!! В смысле, хочу продолжение!

    Июль 27th, 2011 | #

  7. Sergey Beletsky :

    Мила, спасибо. Поправил.

    Июль 28th, 2011 | #

  8. Наташа :

    очень увлекательно :)

    Июль 28th, 2011 | #

  9. Марина :

    Интересная сказка, спасибо! Я только по существу задумалась — а нужно ли детям вообще знать соционику? Вон сколько взрослых как только про нее узнают — сразу начинают клеить ярлыки. Представляю себе детишек — иди отсюда, ты гексли! — скажет мальчик которому мама скажет что он макс горький и что гексли для него конфликтер. А ведь каждый тим в нашей жизни чего то нам как личности дает. Дети же пока не могут ничего правильно и грамотно оценивать — они слепо делают как скажут, в данном случае — по теории. Я считаю главное — это не то, что у каждого есть свой тим. Главное — что это хорошо.
    Напишите еще пожалуйста соционическую сказку о ее главной ценности — о том, что все люди разные, и что если кто-то не так реагирует это не значит что он плохой — это хорошо что у него другой взгляд на вещи, с другой стороны.

    Июль 29th, 2011 | #

  10. Марина :

    надо не различия искать, а бенефиты от этих различий

    Июль 29th, 2011 | #

  11. Ирина Белецкая :

    Марина, у нас четверо детей и все знают о соционике, на своем уровне, конечно. Можем сразу сказать, что чтение популярных соционических книг в подростковом возрасте поначалу отрицательно повлияло на их развитие, появилась склонность к уклонению от развития слабых функций и к пустым рассуждениям о понятиях — это у интуитивных логиков. Но несомненна и польза — они обращают внимание на противоположные полюса признаков у своих сверстников, в чем-то им сочувствуют, а в чем-то — учатся.
    Это во мне, конечно, экстравертный интуитивный логик говорит — как можно больше информации для расширения сознания детей!

    Июль 29th, 2011 | #

  12. Евгения :

    Потрясающая сказка! Очень увлекательно написано! Уже думаю, как буду читать ее своим будущим детям :) Могу предложить добровольчество по исправлению опечаток, проставлению запятых и прочим функциям. С уважением, Бисерова.

    Август 3rd, 2011 | #

  13. Сергей Белецкий :

    Спасибо за предложение! Кстати, я хочу всем доброльцам, вдохновителям, оформителям написать в книге большие благодарности. :) Я сейчас отправлю письмо.

    Август 3rd, 2011 | #

Комментировать

:mrgreen: :neutral: :twisted: :shock: :smile: :???: :cool: :evil: :grin: :oops: :razz: :roll: :wink: :cry: :eek: :lol: :mad: :sad:


RSS для этой записи

ИДЕТ ЗАПИСЬ

Консультация психолога-соционика Ирины Белецкой
Для тех, кто хочет лучше понять себя и разобраться в своей жизненной ситуации

Звоните +7 (495) 642-51-82


Книга Ирины Белецкой "Секреты соционики. Как типировать по признакам Рейнина" на ОЗОНе

Разделы

Свежие записи